Вы Здесь: Главная » Культура » Кто много видел, тот мало плачет

Кто много видел, тот мало плачет

Такой беды, такой глухой печали

Пусть не узнает ни один народ.

Как мы в своем изгнанье умирали,

Пускай ни кто на свете не умрет…

Кайсын Кулиев

Слова, поставленные в заголовок, были сказаны уже в конце мероприятия. Но время от времени кто-нибудь все же украдкой смахивал набежавшую слезу, потому что тема уж очень «больная» и название как нельзя более походящее – «Горы молчат, но помнят…» Речь идет о посвященной дню депортации карачаевского народа встрече школьников Карачаевска с общественными деятелями города и республики. Проходила она в городской библиотеке им. А. Суюнчева.

На интерактивной доске демонстрировались слайды фотодокументов той эпохи, рассказывающие об истории, написанной слезами. Напомню, именно карачаевцы стали первыми среди репрессированных народов жертвами вопиющего произвола и геноцида. Пронзительные слова песен «Кавказ таула», «Боз булутла», «Турнала» стали фоном к фото и видео документам.

— Можно понять, когда советские люди в солдатских шинелях умирали за родину в ожесточенных боях с немецко-фашистскими захватчиками. Можно понять, хотя и с трудом, мученическую смерть советских людей в гитлеровских концлагерях. Но как понять смерть от голода советских людей в глубоком тылу своей родины? – этот риторический вопрос ведущих мероприятия Л. С. Аджиевой и А. Б. Батчаевой, не раз задавал себе каждый из нас.

Ведущие приводили примеры героизма воинов-карачаевцев на фронтах и в тылу врага. Они погибали за родину, а в это время их семьи отправляли в далекую и долгую ссылку.

— Депортация народов стала такой же эпохальной трагедией, как, к примеру, гибель Византийской империи. Масштабы и отдаленные последствия этих событий и по сей день трудно определить в полной мере. На месте некогда многолюдных селений Карачая – Дуута, Джазлыка и других – теперь остаются аулы-призраки, от которых остались лишь названия, — об этих и других вопиющих фактах депортации поведал постоянный читатель городской библиотеки, ветеран труда Абдуллах Олиенвич Тоторкулов, который в свое время в течение многих лет возглавлял отдел культуры Карачаевска. Еще он рассказал об офицере советской армии, который в день депортации, войдя в один из домов аула Терезе, увидел плачущую над фотографиями троих погибших на фронте сыновей женщину. Не выдержав непосильного нравственного груза, он вышел из этого дома и застрелился прямо во дворе.

Заместитель директора по учебно-воспитательной работе СОШ № 6, заслуженный работник народного образования КЧР Люаза Аубекировна Дотдаева тоже рассказывала о событиях депортации и жизни карачаевского народа в течение 14-летней ссылки, оговорившись сразу, что не все они были трагичными. Было и много хорошего, радостного – ведь, несмотря на все тяготы и лишения, народ продолжал жить и развиваться. Как тут не вспомнить вошедшие в историю слова старика, успокоившие и умиротворившие угнетенные сердца: «Люди, не бойтесь! Нас не отвезут туда, где нет Аллаха!» Люаза Аубекировна поведала историю депортации своей семьи, которая оказалась нетипичной: в их дом пришел офицер по фамилии Кузнецов, который дал возможность семье Чотчаевых, родом из которой Люаза Аубекировна, собрать в дорогу все необходимое, благодаря чему в дороге вся семья выжила. Этот же офицер разыскал семью Чотчаевых, когда народ вернулся из Киргизии. Благодаря его усилиям семья Чотчаевых смогла БЕСПЛАТНО вернуть свой дом, тогда как другим приходилось выкупать свои же собственные дома у тех, кто поселился в них после депортации карачаевцев.

— В местах расселения наш народ не оставался один на один со своей бедой. Нам помогали и русские и киргизы, и люди других национальностей. И то, что сейчас происходит на Украине, страдания ни в чем не повинных людей, которым мы являемся свидетелями, во многом аналогичны событиям тех лет.

Спецпереселенцы работали по 12-14 часов в сутки под бдительным оком спецкомендатуры. Невозможно в полной мере привести факты моральных и физических страданий, выпавших на их долю. Но в каждой семье об этом могут рассказать представители старшего поколения. Но люди поддерживали друг в друге искорку веры и надежды на скорое возвращение на родину.

Многие карачаевцы, работавшие в хлопководстве, табаководстве, животноводстве и земледелии были представлены к высоким правительственным наградам.  Пример Тильмека Семенова, который поехал за высшей наградой родины, орденом Ленина, под конвоем привел заслуженный работник народного образования КЧР, кандидат педагогических наук Ракай Алиев, посвятивший данному факту статью-исследование «За наградой – под конвоем».

Между выступлениями взрослых учащиеся СОШ № 1 и СОШ № 6 читали написанные еще в годы ссылки стихи народных поэтов Карачая А. Суюнчева и Н. Хубиева, посвященные теме депортации. Не политическое лицемерие, не лукавое передвижение фактов, а истинная правда упрочит взаимное доверие и уважение между народами.

Ведущие назвали имена тех, кто в трудных условиях тоталитарного режима, поставив на карту собственную судьбу, мужественно отстаивал интересы своего народа. Мир им. Народ вернулся из изгнания, сохранив себя как этнос. Мрачные страницы истории не должны больше повторяться.

Зульфия Кечерукова

Оставить комментарий

© 2013-2016 Администрация КГО

Наверх