Вы Здесь: Главная » Новости » В фильме «Орда» Андрея Прошкина Золотая Орда говорит на Карачаево-Балкарском языке

В фильме «Орда» Андрея Прошкина Золотая Орда говорит на Карачаево-Балкарском языке

С 9 декабря 2020 года по всей России при поддержке проекта «Национальные литературы народов России», Издательства «О.Г.И.», Полит.ру, сетевого издания «Репортер» стартовал открытый, образовательный, журналистский и исследовательский проект «Медиаполигон: Хранители языков».

Цели проекта «Медиаполигон: Хранители языков» — поддержать журналистику и публицистику на национальных языках, открыть текущую ситуацию в языковой и культурной среде народов России и вместе с участниками и героями проекта понять, как говорить на эти темы в медиапространстве. 

В рамках проекта об особенностях карачаево-балкарского языка рассказала Зухра Айбазова, младший научный сотрудник отдела урало-алтайских языков Института языкознания РАН


— Зухра, какие слова, а также грамматические или синтаксические конструкции, есть в карачаево-балкарском языке, которых нет в русском и, которые могут дать дополнительные смыслы и интонации?
— В грамматике карачаево-балкарского языка отсутствует категория рода. Иными словами, обозначения для мужчин и женщин никак не различаются. Вы не найдете разделения по роду, которые соотносятся с полом, ни в глаголах, ни в существительных, ни даже в местоимениях! То есть ОН и ОНА в карачаево-балкарском языке выражается одним словом ОЛ. Понять, о ком идет речь, можно исключительно из контекста.

В русском языке базовый порядок слов в предложении следующий: подлежащее – сказуемое – дополнение. В карачаево-балкарском языке главная информация, которую несет в себе сказуемое, в базовом предложении всегда выносится в самый конец. Итого, получается: подлежащее – дополнение – сказуемое. Например, рус. «Я люблю лето» в карачаево-балкарском прозвучит как «Я лето люблю» (Мен джайны сюеме). Поэтому при переводе на русский язык смысл карачаево-балкарского-предложения «раскручивается» с конца.

В Карачаево-балкарском языке есть такое красивое явление, как сингармонизм или гармония гласных. Суть его заключается в том, что если гласные корня заднего ряда (а, ы, о, у), то все присоединяемые к корню аффиксы будут содержать в себе именно этот тип гласных. Например, баш «голова» — баш-ым «моя голова» — баш-ым-да «на моей голове». Для сравнения, бел «поясница» — бел-им «моя поясница» — бел-им-де «на моей пояснице». Здесь видно, что одни и те же аффиксы принадлежности -ым/-им и местного падежа -да/-де «подстраиваются» под основу слова, к которому присоединяются. Исключения наблюдается, в основном, в заимствованных словах.

Современные учебники по карачаево-балкарскому языку писались чаще всего по образу и подобию русских грамматик. Поэтому в школьной программе в карачаево-балкарском языке изучают только три времени: прошедшее, настоящее, будущее. Тогда как на самом деле видо-временных форм в нашем языке гораздо больше. Но разные ученые считают их по-разному. Например, выделяют прошедшее категорическое (ол батды «он утонул»), прошедшее неопределенное (ол батханды «он утонул»), давнопрошедшее время (ол батхан эди «он утонул»). И это еще не все прошедшие времена. Существует также и по несколько видов для настоящего и будущего времен. Но, как видно из примеров, без дополнительного контекста их достаточно сложно переводить на русский язык. Это что касается грамматики, хочу несколько примеров привести и из лексики.

Как известно, карачаево-балкарский язык относится к тюркской языковой группе и использует, как и все остальные родственные языки, самую распространенную в мире десятичную систему счисления. Однако наряду с этим, особенно в среде старшего поколения, была распространена двадцатеричная система. К примеру, 42 можно выразить двумя способами: «къыркъ эки» или «эки джыйырма бла эки» (дословно — дважды двадцать и два). Этой особенностью он выделяется на общетюркском фоне, зато демонстрирует сходство с рядом местных кавказских языков, в которых такая система счисления является основной. Карачаево-балкарские частицы: утвердительная хоу/хау «да» и отрицательная огъай/угъай «нет» — также являются нетипичными для тюркских языков.

Происхождение частиц интересно еще и тем, что первая «хоу/хау» имеет схожие по звучанию аналогии в некоторых кавказских языках (грузинский, чеченский), а частица огъай/угъай выявлена пока только в монгольском языке. С одной стороны, это можно объяснить тесными контактами тюркских и монгольских племен, а также общим происхождением языков согласно алтайской гипотезе (ее придерживаются не все исследователи). С другой стороны, это объяснение затрудняется тем, что во всех остальных тюркских языках, даже самых близких карачаево-балкарским, такая форма отсутствует.

В карачаево-балкарском языке есть одно интересное выражение: джюрегим тишлейди. Дословно переводится как «мое сердце кусается». А означает оно «нестерпимое желание укусить от переизбытка любви и нежности». Часто выражение могут применять по отношению к ребенку. Примечательно, что выражение с точно таким же значением обнаружилось в тагальском языке (Филиппины).

— А есть в нашем языке слова, которые практически невозможно коротко перевести на русский?

— Если говорить о трудно переводимых словах, то чаще всего они будут из категории историзмов — терминов, которые описывают карачаево-балкарскую действительность в определенные периоды времени. Или специальных терминов, относящихся к традиционному хозяйству, обозначающих компоненты этнической одежды и пр.

Например, «джюмел» — ягненок, родившийся до массового окота. Или термин «чанка» — обозначение одного из сословий, которое не имеет точного перевода на русский язык, а потому часто используется в исторических работах на языке оригинала. «Кямар» и «тюйме» — элементы национального женского костюма. Первый означает серебряный пояс, а второй — серебряный нагрудник. Но в карачаево-балкарском языке словом кямар обозначается только этот тип поясов и никакой другой, а значения слова нагрудник в русском языке не совпадают с «тюйме». Поэтому часто рядом с русскими переводами можно встретить или дополнительные уточнения, или дубликат на языке оригинала.

В русском активно заимствуются названия традиционных блюд. С балкарскими и карачаевскими «хычынами» знакомы не только южане или гости Приэльбрусья, но уже и некоторые московские рестораны. Проблемы могут вызывать многозначные слова, с которыми образуется большое количество устойчивых выражений. Одним из таких слов является «кёл». Первое значение «озеро», второе — «дух», «настроение», но может сильно меняться в зависимости от контекста, образуя большое количество совершенно разных по смыслу метафоричных выражений. Например: Кёлю аз болду (досл. его духа стало мало): он «сдулся», пал духом, расстроился; Кёлю бла айтады (досл. он говорит с душой): он говорит серьезно; Кёлю тауладан мийик (досл. его дух выше гор): надменный человек; Кёлюн алды (досл. он взял его дух): он добился его расположения, угодил ему и т.д.

— Какие мысли нравится и удобнее думать на родном языке? Какие фразы или на какие темы изящнее и точнее говорить на родном языке, чем на любом другом?
— Сложно ответить на этот вопрос, потому что сферы функционирования карачаево-балкарского языка стремительно сокращаются. Но, например, в исследовании, которое проводилось в Москве в 2017 и в котором принимали участие студенты и работающая молодежь из числа карачаево-балкарцев, было отмечено, что обращаться с пожилыми соотечественниками и детьми уместнее считается на родном языке. Помимо этого родная речь оказалась предпочтительнее для молитв, поздравлений, в состоянии эмоционального возбуждения, при обращении к домашним питомцам.

В свою очередь могу отметить, что очень люблю фразеологические выражения и пословицы на родном языке. Отдельные из них кажутся более меткими и экспрессивными, хотя имеют аналоги в русском языке. Одна из таких пословиц «къан бла кирген, джан бла чыгъар». Дословно значит «что вошло с кровью, выйдет вместе с душой». В русском языке для этого чаще используют выражение «гены пальцем не придавишь». Кстати, в выше упомянутом исследовании отмечалось, что большинство карачаево-балкарцев используют устойчивые выражения и пословицы, или они им часто приходят в голову даже в момент речи на русском языке.

Еще один момент, на который хотелось бы обратить внимание читателей, карачаево-балкарский язык был использован в качестве языка Золотой Орды в художественном фильме «Орда» (2012) Андрея Прошкина. Помощь в переводе оказывали балкарские деятели культуры Фатимат и Музафар Таукеновы, а в дубляже принимали участие активисты и сотрудники московского офиса Фонда содействия развитию карачаево-балкарской молодежи «Эльбрусоид».

Фатима Токова

Для проекта «Медиаполигон: Хранители Языков»

Фото Милады Боюнсузовой

Оставить комментарий

Ya-roditel.ru

© 2013-2020 Администрация КГО