Вы Здесь: Главная » Новости » «Воевать учились на ходу»

«Воевать учились на ходу»

Биографическая справка

Таушунаев Мусса Бекмурзаевич. Родился 1 января 1918 г. в ауле Верхняя Мара. После окончания школы поступил на обучение по специальности учитель математики, по окончании 3 курса осенью 1940 г.  женился и был призван на срочную службу в ряды Советской Армии. Службу проходил в г. Проскуров на Украине.

         Великую Отечественную войну застал во время прохождения службы. В 1942 г. впоследствии окружения г. Белая Церковь попал в плен, во время плена был отправлен в Австрию, где и пробыл до окончания войны. Освобожден из плена в 1945 г. американскими войсками. После  освобождения  был направлен на восстановительные работы в г. Лисичанск Украина, где проработал до 1948 г. Во время возвращения домой на историческую родину был извещен, о том, что вся семья была депортирована в Среднюю Азию. После чего он направился к семье в Южно-Казахскую область. До реабилитации в 1957 г. проработал на разных работах. После возвращения на родину работал заведующим фермой, секретарем сельского совета, последним местом работы была должность начальника отделения связи № 2 г. Карачаевск. Овдовел три года назад, с супругой воспитали пятерых детей.

    

«Ты же выжил, солдат…» В эти майские дни только эта фраза и крутится в голове, к которой так и хочется добавить: «Так живи же, как можно дольше, как можно спокойней и счастливее…»

Мой герой — герой, можно сказать, в прямом смысле этого слова — родом из аула Верхняя Мара — редкого по своей красоте места, которое природа с расточительной щедростью одарила всеми благами — горы, временами закутывающиеся в такие туманы, что на одной улице соседнего дома не видно, вместе с тем обилие солнечного света, хрустальные реки, пологие земельные холмы…
Родился Мусса Таушунаев в новогоднюю ночь 1922 года. Думаю, что новорожденный никаких планов не нарушил, так как вряд ли кто наряжал елку, либо шил маскарадные костюмы в те далекие годы в горных аулах, но радости в семье колхозника Бекмурзы не было предела…

Шли месяцы, превращаясь в годы, но Мусса, интеллектуально развитый, начитанный мальчишка, вместо того, чтобы чинно сидеть за партою, пропадал с отцом в горах, помогал ему пасти овец, собирать сено. Тем не менее, семилетку окончил с отличием, поступил на рабфак, а следом окончил физико-математический факультет пединститута в Карачаевске. Познакомился во время учебы с будущей женой ….

Педагоги прочили Муссе блестящее научное будущее, а ему заманчиво было стать педагогом в родной школе. И никто пока не знает, что скоро страшный сорок первый оглушит своим драматизмом весь народ, и Муссе уже будет не до учительства…

Война застала Муссу Таушунаева во время службы в Каменно-Подольске на Украине.
— Каждому война запомнилась по-своему. Кому как довелось, — вспоминает ветеран, — мне довелось воевать на Украине. Именно на Украине, которая сейчас полыхает в огне, ведя братоубийственную войну, наши солдаты проявляли чудеса стойкости…

Человечность большого сердца, доброго ума почувствовалась сразу, как только Таушунаев начал вспоминать Украину: «Вот, говорят, история не повторяется. Еще как повторяется. В гражданскую войну Киев и другие украинские города переходили из рук в руки не менее десяти, а то и двадцати раз… Короче, вакханалия, которая имеет место ныне. Зато в Великую Отечественную оборона Севастополя и Одессы заставила многих вспомнить слово «чудо». Один лишь факт мог потрясть — то, что Одесса выстояла, не будучи какой-либо крепостью, как Севастополь, 62 дня. Вдвое больше, чем некоторые государства Западной Европы! А какие задушевные люди — украинцы! Какие добрые! Это особенно проявилось при форсировании Днепра. Пока саперы готовили переправы, мы пытались перебраться на правый берег на самодельных плотах, бревнах, рыбачьих лодках. Гражданское население не только помогало кто во что горазд, а еще несло провизию, теплую одежду, резиновые сапоги… Теперь вот, глядя на то, что творится там, все думаю, куда подевалось чувство товарищества, дружбы, взаимной помощи, человеческой теплоты?

От событий нынешних опять возвращаемся к далеким сороковым.
— Воевать мы учились на ходу, — продолжает свой рассказ Мусса Бекмурзаевич, — необстрелянность молодых, недостаточная подготовленность офицеров приводили в первые годы к большим потерям, но мне повезло. Остался жив, хотя раза три «поваляться» в госпитале довелось.
День Победы Мусса Таушунаев, чью гимнастерку украшали орден Отечественной войны первой степени и множество медалей, встретил в боевых порядках войск, добивавших небольшую Курляндскую группировку фашистов. Хотя сильных боев уже не было, весь фронт ликовал — конец войне!
Худющий-прехудющий солдат, ноги в обмотках, гимнастерка в пятнах и медалях — Таушунаев уже мыслями был в дороге домой, но не тут-то было. Их часть направили на восстановительные работы, так как полстраны лежало в руинах…

О депортации карачаевцев Мусса Бекмурзаевич узнал лишь в 1947 году, так как последние четыре года от родных не было практически никаких вестей. Смятение охватило его. Где теперь искать родных? Поиски, сокрушаясь над превратностью человеческих судеб, вел больше года и нашел близких в селе Сайран Южно-Казахстанской области.

Наверное, все, пережившие депортацию, никогда не забудут безжалостные зимы Азии и невыносимую летнюю жару, духоту вечеров и тухлую воду арыков, но самое главное — хлопковые поля, вымахавшие в рост человека кусты хлопчатника, обильно усыпанные коробками зреющего хлопка, и… красные искры, стреляющие в глазах… Хлопок собирали все — и стар, и мал. Не была исключением и семья Муссы — жена и пятеро детей: два сына и три дочери. Тяжелей всего приходилось Аният — чистейший человек, любящая жена и трогательная мать — она не имела свободного от работы часа…
…Обратный путь всегда кажется короче, говорят в народе. Путь домой в мае 1957 года, показался Муссе вечностью. При мыслях о том, что через неделю он увидит родной Карачай, невольно улыбался, но тут же прятал улыбку: все-таки неудобно улыбаться при всем честном народе самому себе, своим мыслям…
Конечно же, отцовский дом за 14 лет, проведенных на чужбине, отданный на откуп пришельцам из Грузии, полностью сохраниться не мог, и все равно Муссе не терпелось показать детям то, что от него осталось. И он повел их по подворью, по запустелым комнатам, показывая и рассказывая, что и как здесь было в его детские, отроческие и юношеские годы.
Когда все, утомившись за дорогу, лягут спать, Мусса Бекмурзаевич, осторожно, чтобы никого не разбудить, выйдет во двор и вспомнит, как сладко пахли эти старые, цветущие деревья весной в его детстве, как звонко, на тонких нотах, звенели цикады на сенокосах, какие шумные, веселые компании собирались на берегу речки, какой рой пчел носился над цветочными полянами Верхней Мары… И про себя отметит, что ни война, ни депортация не смогли изменить засыпающий под серебристой мантией полнолуния ослепляющий красотой облик родного аула…
Прошло время. Выросли дети, судя по всему, в учебе преуспели поболе отца и матери. Во всяком случае, два сына и две дочери окончили Пятигорский институт иностранных языков, свободно владеют французским и немецким языками. Старшая дочь — техник — связист. Старший сын Билял, к примеру, довольно быстро понял, что не рожден учителем, и окончил еще один вуз — юридический. Сейчас работает федеральным судьей. Дочь Зема — начальник райзагса в Карачаевске и так далее. Сам Мусса Бекмурзаевич был заведующим фермой в совхозе, секретарем Верхнемаринского сельсовета, завпочтой, бухгалтером.

Их брак был ранний, Муссе — 18 лет, Аният — 17. Но это была настоящая большая любовь, которая выдержала все испытания, в том числе испытание разлукой во время Великой Отечественной войны, и никогда ничем не омрачалась. Боле того, не исчезла, не ослабевала в течение 72 (!) лет.
Аният Таушунаева ушла из жизни два года назад. Это стало большим потрясением для семьи и настоящей катастрофой для 90-летнего старика…
С того дня жизнь большой семьи была подчинена одной задаче — не дать угаснуть отцу, говорить о маме, как о живой, словом, делать все, лишь бы прибавить ему жизненных сил. И это ей удается. Точнее, одиннадцати внукам и одиннадцати правнукам Муссы Бекмурзаевича, чьи быстрые ноги подлаживаются под его слабый шаг, а нежные пальчики крепко держат его руку, как будто хотят этим сказать: «Живи как можно дольше, дедушка!»

 

Аминат Джаубаева (газета «День республики)

На снимке трехлетней давности: Мусса и

Аният Таушунаевы с правнуком Умаром.

Оставить комментарий

© 2013-2016 Администрация КГО

Наверх