Вы Здесь: Главная » Культура » «Портрет Пиона»

«Портрет Пиона»

Наталья Кириченко с отличием окончила художественно-графический факультет Карачаево-Черкесского госпедуниверситета, с 1997 года регулярно участвует в выставках творческих работ разного уровня. Награждена многочисленными грамотами, димпломами, в 2014 году награждена бронзовой медалью Творческого Союза художников России.

С 2012 года состоит в творческом объединении художников КЧР «Крокус». С 2013 года – член Творческого Союза художников России. С 2014 года – член Союза художников России

«Портрет Пиона»

«Его сиятельство» Пион смотрел на меня с холста, слегка склонив голову. Прекрасный цветок с нежным, восхитительным ароматом. Угадывалась в его облике немного лукавая, загадочная полуулыбка Джоконды. Кого-то мне этот «портрет» напоминал… Глядя на картину, я уловила в себе парадоксальные ассоциации. Захотелось вдруг перечитать «Маленького Принца» Экзюпери, остро захотелось скорого прихода весны – ведь зима во второй половине февраля взяла-таки реванш. Огромный, во все полотно один-единственный цветок жил своею жизнью и словно бы уже выходил за пределы холста. С каждым мгновением он становился все ближе к зрителю – «эффект 3D», как принято сейчас говорить. Но в экспозиции были не только пионы, здесь было множество цветов, и каждый из них имел свой характер, свой неповторимый облик. Как здорово было окунуться в это буйство красок и цветения в холодный зимний день.

Речь идет об открывшейся в конце февраля персональной выставке «Цветочная радуга» Натальи Кириченко (Сорель). Несомненно, выставка стала значимым событием в культурной жизни Карачаевска. У нашего города пока нет своей картинной галереи, поэтому большинство экспозиций бывают представлены в Институте культуры и искусств КЧГУ им. У. Д. Алиева.

На торжественном открытии выставки присутствовали коллеги Натальи Сергеевны по «худграфу» и университету. Открыл ее директор Института культуры и искусств Виталий Огузов. Конечно, было сказано много прекрасных, верных слов о ее таланте и трудолюбии. Но более всего мне запомнился чей-то анонимный отзыв в тетради: «Наташа! Ты – мастер!»

Наталья Кириченко – кандидат педагогических наук, доцент кафедры рисунка Института культуры и искусств КЧГУ. Сдав первый экзамен кандидатского минимума в аспирантуре, она неожиданно для всех поступает на физико-математический факультет. Думаю, что для нее это было делом принципа: в семье Сорель все выпускники физмата. Эта редкая в наших краях фамилия в Карачаевске, безусловно, стала знаком качества для ее обладателей. Итак, Наталья успешно окончила физмат, поставив «жирную» точку (а может, восклицательный знак?) на точных науках. Однако, вернемся к изобразительному искусству. Впрочем, и здесь, и в своей педагогической практике Наташа применяет математические принципы, ставя перед собой и другими сложные задачи, успешно решает их, а своим студентам она точно, безошибочно задает вектор в развитии творческих способностей.

Дипломные работы учеников Натальи Кириченко составляли значительную часть экспозиции: тоже цветы, букеты, натюрморты, во всех работах чувствуются не только наработанные за годы учебы навыки выпускников, но и явное влияние, «почерк» преподавателя. Интересно было подмечать, как учитель реализуется в своих учениках.

Я смотрела на все это, наверное, с нескрываемой завистью, так хотелось взять краски, кисти, холст и сделать что-то подобное смелыми, размашистыми мазками. Увы! Для этого, помимо таланта, требуются годы и годы упорного труда. И только тогда каждое прикосновение к холсту или листу будет точно попадать «в десяточку» — как на полотнах Натальи Кириченко. В них подкупает отсутствие коммерческой заданности. Хотя я видела ее картины, сделанные на заказ: великолепные, широкоформатные, высокопрофессиональные, в богатых рамах, цветы на них красивые и гордые своей красотой и значимостью – классика натюрморта. Однако же и свобода, даже некоторая спонтанность в идее и сюжете в сочетании с мастерством – это ли не признак искусства в чистом виде?

— Большую часть выставленных работ я делала во время занятий со студентами, для студентов, наглядно демонстрируя им возможности изобразительных средств, — рассказывает художница. — Каждая из картин связана с чем-то важным, с каким-нибудь воспоминанием. Как, например, «Яблоневый цвет».

Мне повезло – Наталья сама провела экскурсию по выставке, комментируя работы. Остановившись возле картины «Яблоневый цвет», она рассказала историю создания этой картины, связанную с телевизионными съемками. А я в это время думала о том, что дикие яблони и груши, воспроизводя себя в течение столетий, растут там, где когда-то жили люди, трудились, мечтали, любили… Это всегда так – настоящее искусство пробуждает душу, и каждый при этом видит что-то свое.

— «Роса» — это чистая физика, — с улыбкой глядя на необычную картину, продолжила Наталья Кириченко. – Этот сюжет я подсмотрела на Махаре во время практики. Рано утром, пока студенты спали, я вышла на традиционную прогулку, а потом ползала в траве. Когда увидела этот лютик и капли росы на нем, весь остальной мир в тот момент для меня перестал существовать. При этом я сделала для себя много удивительных открытий, изменились масштабы моих представлений.

Эта работа участвовала в экологической выставке «Художники России за чистую воду», приуроченной к Олимпийским Играм в Сочи. Символизм ее заключается в том, что в капле воды, которая вот-вот сорвется, отражаются горы, небо, облака, леса и реки – все в таком хрупком равновесии. А еще мне представился земной шар, «висящий на волоске», на самом краю гибели. И становится очевидным настоящее и будущее нашей планеты.

И снова символизм — в картине «Защитникам перевалов Кавказа», выполненной в цветовой гамме российского триколора: на дальнем плане не покорившиеся врагу вершины, музей в виде дота, на его фоне старик-ветеран ведет ребенка к братским могилам, а ближе всего к зрителю, вернее даже к тем, кто похоронен в этой земле, – весенние букеты …

А вот, например, «Натюрморт с тыквами». Центральный элемент здесь огромная тыква, размерами сопоставимая с реальной. «Царица» овощей и плодов словно хочет поведать нам что-то очень важное (как она сама думает). Вокруг столпились «придворные», тоже мастерски изображенные, хотя и не столь блистательные.

И снова пионы – теперь уже букеты цветов, соперничающих в своей величавости с розами.

Дыхание весны и сумрак леса, цветущий луг  и синие горы, и синие цветы, к примеру, в «Натюрморте в синей гамме».

И не только в синей. Наталья Кириченко выставила целую серию работ, выполненных в определенной цветовой гамме. Натюрморты с розами в коричневой гамме и бордовой гамме навевают воспоминания о жостовской росписи, а еще я вспомнила хранящийся в мамином сундуке роскошный кашемировый платок с длинной бахромой и не менее роскошными розами.

Розы – особая тема в жизни и творчестве Натальи Кириченко:

— Я умею растить цветы. Дома у нас всегда росли розы, я знаю их с тех пор, как помню себя. У нас растут разные цветы в разных условиях. Очень люблю пионы, эти роскошные цветы, к сожалению, недолговечны, поэтому стараюсь как можно быстрее запечатлеть их, чтобы потом уже вдыхать их аромат с полотна.

На выставке много полотен со скромными полевыми цветами,   художница так любит их незатейливую красоту, а еще тюльпаны – в бутонах, распускающиеся и уже отцветающие – так и просятся в руки к зрителю. И каждый раз возникает удивительный эффект: либо присутствия зрителя внутри картины, либо цветы «висят» в пространстве вне ее.

Есть несколько графических работ, выполненных акварелью и пастелью, эти материалы дают такие изобразительные возможности, что по богатству цветовой гаммы и мастерству исполнения графика Натальи Кириченко не уступает живописи маслом.

Картина «Цветочная радуга» дала название выставке. Все составляющие спектральный круг цвета в строгой последовательности сменяют друг друга, и каждому из них соответствует какой-то элемент изображения. Силуэты и образы прекрасных живых существ едва различимы, но узнаваемы. Увидев эту картину, я вспомнила «Париж» Зураба Церетели – весьма своеобразное представление о «столице мира». В «Цветочной радуге» все находится в таком же вихревом движении, в непрерывном развитии. Еще я спросила у Натальи, каким она представляет себе рай. Она ответила: «Во-первых, комфортным местом пребывания, во-вторых, чтобы там можно было встретиться с себе подобными». Какое лаконичное определение, но думается, что «Цветочная радуга» может быть подсознательным или вполне осознанным представлением автора о земном рае.

Говорят, что нельзя изображать живые существа, что это грех. Но работы Наташи на грани такого греха. Смотришь на цветы и видишь лица людей или лики из мира сущностных. «Эффект 3D» усиливает эти ощущения. Цветы Натальи имеют свой неповторимый и твердый при внешней хрупкости характер – как у нее самой. Каждая картина – это не только признание в любви к цветам, природе и к самой жизни, это и мировоззрение автора, жизненная концепция и запечатленная красками в цветах мысль трезвого аналитического ума.

Впервые работы Натальи Кириченко я увидела в республиканской картинной галерее. Потом на одной из выставок в университете я обратила внимание на ее «Осеннюю лужу». Работа была выполнена под впечатлением увиденного во дворе моей родной третьей школы в Карачаевске – лужу все обходили, а художница разглядела в ней и вокруг нее много интересного и сумела отобразить увиденное. Я смотрела на эту работу и слышала, как с ветвей падают в лужу последние капли дождя. И снова импрессионистический ряд ассоциаций вылился в смутные воспоминания о фьордах в Норвегии, о мокром и прохладном, пахнущем атлантической сельдью ветре с Северного моря.

Выставка «Цветочная радуга» вызвала еще одно давно забытое впечатление: в «лихие» 90-е прошлого столетия (и тысячелетия тоже — повезло нам все-таки!) среди макулатуры каким-то «шестым» чувством я отыскала небольшого формата книжку в мягком переплете. Называлась она «Яко вертоград во цветении» («вертоград» – это «сад» на старославянском). Фантастическая повесть удивительным образом соединяла в себе неприглядную зачастую действительность того времени и поэзию ухода от нее. Главная героиня повести, Мария, – волшебница-горбунья – одухотворяла все сущее в мире: от звезды до маленькой травинки. Чаще всего Мария копалась в саду, разговаривала с цветами и деревьями, причем обращалась к ним исключительно на «Вы»: «Ваше сиятельство Георгин, вы слишком уклонились влево и нарушили владенья их высочеств вишен, —  бывало, говорила она нараспев. — Позвольте привязать Вас белою лентой к Вашему старшему брату?» Перешагнув за грани бытия, Мария превратилась в цветущий сад.

Наталья Кириченко во многом напоминает мне Марию – та же потребность и умение все одухотворять, та же любовь и уважение к живой природе. И сад у нее есть – настоящий, зрелый, ухоженный, с цветущими по весне яблонями и благоухающими с ранней весны до поздней осени цветами – одним словом, вертоград.  И мир она, наверное, превратила бы в цветущий сад.

P. S. Я вспомнила, кого напоминал мне «Портрет Пиона». Это автопортрет самой Натальи Кириченко – красивый и очень сильный цветок с прочным стеблем и мощными, разрастающимися вглубь и вширь корнями.

Зульфия Кечерукова

 

 

Оставить комментарий

© 2013-2016 Администрация КГО

Наверх